|
Marker

Староверческие места/ Гудишки

 

 ГУДИШКСКАЯ ОБИТЕЛЬ – духовный центр федосеевцев в Великого Княжества Литовского с 1728 по 1755 год (по другим данным – по 1757-1758) и один из важнейших монастырей раннего федосеевства (до 1771 года). «Дегуцкий летописец» писал об основании Гудишкской обители: «В сем году 1728-м устроися богоспасаемая обитель в Литве близ местечка Козачизны Евстратом Федосеевичем с братиею в царствование Петра Алексеевича втораго». Разгром Российскими властями Ряпинской общины в 1719 году вынудил Евстрата Васильева снова переселиться в Речь Посполитую, поскольку, по его словам, «тамо древлецерковные законы содержат пришельцем воля даяшеся». За рубежом оказались и многие видные федосеевские наставники. В начале XVIII века Гудишки (Браславский повет Вильнюсского воеводства, ныне Игналинский район Литвы) были арендуемым имением, состоявшим из семи деревень, население которых составляли по преимуществу литовские крестьяне. Имение принадлежало Кшиштофу Карлу Бутлеру, браславскому казначею, и Светославе Волоновской.

 

 Гудишкская обитель была относительно небольшой. Внутренняя жизнь и устав в ней установились те же, что существовали и раньше – в обителях самого Феодосия Васильева и позже в Ряпинской общине. Евстрат Васильев «с братией» построили себе жилища, которые старообрядцы обычно называли «обителью общего жития». Условия жизни федосеевцев были довольно хорошие, так как и местные дворяне в лице управляющих имением католиков если и не покровительствовали, то благосклонно и терпимо относились к ним. В обители был построен молитвенный дом, где совершали «церковные службы», существовал причт; была сооружена пекарня, где проходили «пекарную службу». Со временем «содержателей древлего благочестия» прибыло. Главным руководителем Гудишкской обители в начале её существования был Евстрат Васильев. Он, вероятно, постоянно здесь не проживал. В 1735 году Васильев выступил на федосеевском соборе в Ступилишках. По всей вероятности, именно в Гудишкской обители он написал «Житие Феодосия Васильева» (1742 год). Однако среди участников собора 1752 года в Гудишках, подписавших постановления, он не значится.

 

 Кроме Евстрата Васильева, Гудишкской обителью могли руководить и другие федосеевские старцы: Феодул Дмитриевич, Матфей Феодосьевич или Артамон Осипович Зачерев, которые приняли деятельное участие в соборе 1752 года. Достоверно известны десять имён обитателей этого монастыря, являвшихся федосеевскими наставниками: Евстрат Васильев, Феодул Дмитриевич, Стефан Афанасьевич из Серпухова и его сын Иоанн, Филимон Петрович, Наум Савельич, Матфей Феодосьевич, Артамон Осипович За черев, Евдоким Артемьевич и Симеон Силыч. Конечно, обитателей в Гудишкской обители было больше.

 

 В 1740-х и первой половине 1750-х Гудишки стали важным духовным центром федосеевцев в Речи Посполитой. Здесь проходили регулярные богослужения, духовные отцы освящали новые старообрядческие храмы, обучались будущие наставники и члены причта для нужд расположенных в округе и более отдаленных федосеевских общин. Наконец, в Гудишках состоялся важный собор. В эти годы здесь появился серпуховский купец Степан Афанасьевич, позднее ставший наставником в Балтруках. Принятый в обитель Гудишкским настоятелем и добросовестно прослужив три года в хлебопекарне, Степан Афанасьевич был назначен в церковный причт, «понеже книжен бе». Из Гудишкской обители вышли и другие видные наставники – Филимон Петрович, удостоенный «степени общего пастыря» Курляндии и Литвы, Иоанн Степанович, также имевший это почётное звание.

 

 Пастырство и проповеди федосеевских наставников распространялись не только на староверов, но и на так называемых «внешних», то есть никониан, и не только в Гудишках, но и широко за их пределами. В 1742 году духовный отец Гудишкской обители Наум Савельич благословил устройство молитвенного храма в деревне Королишки. И позже, в 1760-1770 годах, «обительские остальцы» принимали деятельное участие в открытии новых федосеевских храмов в ВКЛ и Курляндии. Гудишкские наставники много потрудились в деле распространения федосеевства в Речи Посполитой, путешествуя по местам проживания всё прибывавших русских эмигрантов. В 1730-х годах в Браславском повете проживали сотни или даже тысячи русских эмигрантов. Эпитет «странствующие христиане», данный федосеевцам поморцами, отражает характер этого движения в 1710-1760 годах – период рассредоточения федосеевства, рассеяния его наставников и руководителей. В то время как у поморцев продолжал крепко стоять их Иеросалим – Выго-Лексинское общежительство, собирая вокруг себя всю «Церковь», центр федосеевства практически до 1771 года многократно перемещался из одного места в другое: из Русаново в Ряпино, из Ряпино в Ступилишки, Давыдово и Гудишки, а бывало, что существовало одновременно несколько центров.

 

 Гудишкские наставники поддерживали тесные церковные и дружественные связи с федосеевцами в Курляндии, Инфлянтах, а также в России: Москве, Ярославле и Стародубье. Список участников Гудишкского собора 1752 года, именуемого ещё Польским собором, подтверждает этот факт. На Гудишкском соборе был принят знаменитый в истории федосеевства так называемый Польский устав (известный ещё и своими строгими правилами относительно новожёнов).

 

 Деятельность Гудишкской обители была прервана в 1755-1758 годах. Объяснение причин, вынудивших обительских старцев покинуть Гудишки, находим в древнем старообрядческом сочинении «Польских отец разсуждение о молении за властей», сведения из которого использовал в своих исследованиях И. Нильский. Выясняется, что во время Семилетней войны, когда русская армия по Литве передвигалась к прусской границе, главнокомандующий армией граф Захар Чернышев случайно заехал в «польскую федосеевскую обитель» (1757 год). Погостив у старообрядцев, граф будто бы заметил следующее: «Удивляюсь я много как вас Бог от проходящих наших войск здесь хранит; они ведь не уснут, ежели зла не сотворят; при том же скажу вам и то, что теперь по моему приказу никто вас не обидит: однако когда будем, даст Бог с победою возвращаться назад, тогда уже вам, други мои, здесь не усидеть». Граф был до того внимателен к федосеевцам, что оставил им двух солдат для охраны, пока не пройдут войска. Посовещавшись, обительские отцы решили оставить своё общежитие и искать более безопасное место для жительства. Разделив имущество, они побрели в разные стороны, кому «куда сложилось». Евдоким Артемьев, Федул Дмитриев и другие отправились в Стародубские слободы, где около Злынки построили себе новую обитель. Последнее замечание этого старообрядческого сочинения позволяет предположить, что упомянутая «польская федосеевская обитель» была именно Гудишкская обитель. «Дегуцкий летописец» кратко сообщает об этом: «В сем 1755-м году богоспасаемая обитель в Гудишках уничтожена и переведена в Черниговскую губернию и устроена на грунту Злынского посада Федулом Дмитричем з братиею, что ныне зовется Покровско-норская обитель, в лето 7264. Того же лета в Литве остальцами оной Гудишской обители основася вместо той Гудишской в деревне Дегутех Солоцкого ключа моленна благословением Филимона Петровича и Степана Афанасьича, остальцами обительскими, и при ней настоятельство».

 

 Итак, после разорения Гудишкской обители (в 1755 или 1757-1758 годах) покинувшая её братия разделилась. Одна часть ушла на Черниговщину, другая переселилась в Дегути (Дегучяй) и устроила моленную, положив начало Дегуцкой общине. Во второй четверти XVIII века Гудишкские старцы основали старообрядческое кладбище, которое ныне, видимо, находится около деревни Гурбы (Игналинский район).

 

Ист.: Барановский В., Поташенко Г. Староверие Балтии и Польши. Вильнюс, 2005.