|
Marker

К сведению/Периодика

 

 Портал газеты «Литовский курьер» 30 июня 2016 года опубликовал интервью с духовным наставником каунасской общины о. Сергием Ивановичем Краснопёровым.

 

 

 Во имя любви

 

 Каунасский Свято-Никольский староверческий  храм отметил свое 110 -летие

 

 Их называют «старообрядцами», «староверами», «раскольниками». Вокруг этой религиозной конфессии всегда было много домыслов, легенд, загадок.

 

 В Литве потомки беглецов «за древлеправославную веру» живут традиционным укладом уже около 300 лет. Двоеперстие, восьмиконечный крест, написание имени Господа с одним «и» – Исус и уникальное «знаменное» или «крюковое пение» – важные символы, охраняемые староверами веками после реформы Никона. По данным переписи 2011 г., в Литве проживают более 23 тысяч староверов, а по данным Церкви, почти 40 000.

 

 Важное место в жизни литовского старообрядчества занимает Каунасский Свято-Никольский храм, который 22 мая отметил свое 110-летие. Сейчас духовным наставником храма является отец Сергий (Сергий Иванович Красноперов) – молодой, энергичный и вдохновленный своей работой человек. Он рассказал о жизни храма и особенностях староверия в Литве. «Во имя любви мы можем от многого отказаться, и тогда мы обретем истинный смысл жизни», – считает он.

 

 – Отец Сергий, чем знаменит ваш храм?

 – 22 мая нашему храму исполнилось ровно 110 лет, он был освящен 22 мая 1906 г., поэтому наша община решила провести знаменательные мероприятия в честь этой даты. Всего в Литве 60 староверческих общин и 52 храма. У нас не самый старый храм, но один из старейших. Так случилось, что многие храмы горели в годы войны, потом отстраивались. Первый староверческий храм на литовской земле – храм Бобришкской общины в Рокишкском районе – 300 лет назад туда пришли первые староверы.

 

 Наш каунасский приход достаточно большой около 1500 исповедников в год, а всего по Каунасскому району около 6000 прихожан, несмотря на то, что служба ведется на старославянском языке. Отмечая такую славную дату, не могу не вспомнить имена тех настоятелей, с которыми история существования храма тесно связана. Иосиф Иванович Никитин в Каунасской общине прослужил духовным настоятелем более 40 лет. С его именем связаны многие исторические, миротворческие, просветительные и религиозные моменты жизнедеятельности прибалтийского старообрядчества. Первым настоятелем храма был Афанасий Михайлович Селюгин. Он нес пастырское служение в храме Каунасской общины, пользовался любовью и духовным авторитетом среди прихожан, учил Закону Божьему детей местных староверов в народной школе. Никола Иванович Козловский стал делегатом 1-го Всероссийского Собора поморцев 1906 года в г. Москве и прослужил в общине более 30 лет. Владимир Диомидович Панцырев – духовный наставник в Каунасской староверческой общине – был большим знатоком крюкового пения и своими знаниями знаменных распевов щедро делился с молодыми причетниками. Другой наставник Иоанн Хрисанович Федоров вышел из староверческой династии Федоровых, четыре поколения которых служили на благо Каунасской общины. У храма пестрая история, которая помнит и пожар, во время которого староверы спасали самое ценное, что у них было и есть – иконы и богослужебные книги, с которыми когда-то пришли на эти земли их предки, сберегая свою веру и истинное учение.

 

 – Вы сказали, староверию в Литве уже 300 лет. Что же заставляет людей, на ваш взгляд, держаться этой старой  веры?

 – Вера и держит, именно староверие. Как известно, мы придерживаемся церковных канонов, существовавших до реформы Никона, не принимаем новшеств. Конечно, традиции идут из семьи, из опыта общинной жизни. Мы воспитываем детей так, как воспитывали нас, крестим детей, учим, как учили нас родители, дедушки и бабушки.

 

 – Сейчас такое время, что модно переходить из конфессии в конфессию, искать себя, свою религию. Не теряет ли староверческая община людей, подверженных новым тенденциям?

 – 98% наших прихожан из староверческих семей, но бывает и так, что люди узнают о нашей религии и принимают нашу веру. Я знаю таких с десяток. Людям нравится, что мы сохранили уникальное солевое пение, которое ведет начало с раннего христианства на Руси. Где-то оно подзабыто, а где-то утрачено совсем. Впрочем, сегодня, конечно, нужно признать, очень много смешанных семей. Но если молодая пара хочет бракосочетаться в нашей церкви, то вторая половина должна принять нашу веру, оба брачующихся должны быть староверы. Но в целом наша община уменьшается. Мы не можем противостоять процессам миграции, поэтому с горечью отмечаем, что наша молодежь тоже уезжает. Многие уже покупают за границей имущество и живут там оседло. Но отрадно то, что своих детей креcтить они привозят к нам, туда, откуда сами родом, где их корни. И всегда стараются хотя бы раз в год приехать на исповедь.

 

 – Говорят, в староверческих семьях строгий, даже суровый уклад. Якобы самое главное – это жить так, как жили их деды, прадеды и прапрадеды. Поэтому не приветствуется посещение кино, телевизора в доме, слушание радио. Наслышаны мы и про домострой. Так ли это?

 – Да, мой дедушка, например, запрещал нам смотреть телевизор, но сегодня трудно быть изолированным от мира, поэтому запреты теряют свою актуальность. Мир меняется, невозможно жить закрытой жизнью, хотя я знаю некоторые семьи, которые до сих пор придерживаются строгих правил и традиций. Чаще всего это касается подготовки к религиозным праздникам, воспитания детей. В нашей староверческой среде стараются, чтобы дети для семейной жизни выбирали своего, а не иноверца. Поэтому у нас популярны совместные семейные вечера, действуют воскресные школы. Мы также организуем молодежные лагеря для тех, кому уже исполнилось 18. Там молодежь проводит неделю по церковным правилам. 50-70 молодых людей приезжают со всей Литвы, проживая в лагере, они соблюдают посты, посещают богослужения, кроме того, они там знакомятся, начинают дружить. Так у нас уже 4-5 новых семей образовалось. Мы стараемся, чтобы староверие сегодня сводилось не столько к отказу от внешней жизни, сколько к соблюдению постов и церковных обычаев. Ведь у нас в году 200 дней поста. В посту важно воздержание от веселья, соблюдение спокойной жизни. Но самое главное – это творить добро. Я даже прихожанам своим говорю, что пост заключается – не в том, чтобы не есть колбасу, мясо…

 

 В нашей жизни сегодня несложно отказаться от колбасы, более того, сегодня это делают все сторонники здорового образа жизни. Многие покупают овощной салат совсем не по идейным соображениям, а вот отказаться, к примеру, от мобильного телефона, от гаджета – это гораздо сложнее. А пост – это ограничение. Это воспитание духа тем, что ты можешь ограничить себя в удовольствии, потому что не в этом суть жизни. Кроме того, отказываясь на какое-то время от мобильных телефонов, мы отказываемся и от зависимости, потому что дух должен быть свободен от этих внешних атрибутов. Во время поста нужно стать добрее, проявлять любовь, подумать о ближнем. В жизни самое главное – это любовь. И Бог нам показал эту любовь. Он пришел в этот мир с любовью и оставил нам любовь. Во имя любви мы можем от многого отказаться, и тогда мы обретем истинный смысл жизни.

 

 – В чем, на ваш взгляд, уникальность староверия Литвы?

 – Самое главное отличие, что мы здесь являемся традиционной религией. Нас признает государство. Древлеправославная Поморская Церковь Литвы – это одна из одиннадцати традиционных религиозных общин нашей страны. В России, к примеру, староверие, не является традиционной религией, а считается ветвью православия. Думаю, это в корне неверно. Наша Церковь отличается от Русской Православной Церкви не столько догматикой, сколько богослужением и обрядами, церковной структурой, а также толкованием отдельных элементов Священного Писания. В целом у нас нет с православной церковью совместного духовного общения, мы существуем отдельно, живем каждый своей общиной, не мешая друг другу.

 

 В Литве мы существуем автономно. Высший орган правления нашей Церкви – Собор, который проводится раз в 5 лет. В Вильнюсе действует Высший Совет Церкви. Председателем Совета сейчас является вильнюсский духовный наставник Григорий Бояров, а я его заместитель. На Соборе также избирается Духовный Суд, который решает различные вопросы. Мы крестимся двумя перстами, признаем только старые иконы, богослужебные книги и обряды, восьмиконечный крест. Также староверы Литвы не признают священства. Богослужение и религиозные обряды совершают миряне – духовные наставники, избранные из числа рядовых прихожан. Как известно, первые раскольники стали называться беспоповцами, так как они были уверены, что таинства, совершаемые русским православным духовенством после реформ Никона, лишились Божьей благодати. Поэтому у нас нет рукоположения. Но духовный наставник может совершать два таинства: крестить и исповедовать. Благославлять на брак мы тоже можем, но не как священники. Для заключения законного брака необходимы согласие жениха и невесты, благословение родителей, венчание, свидетели и соответствующий возраст вступающих в брак. Ну а в храме этот обряд сопровождается соответствующими случаю молитвами.

 

 – Почему вы стали духовным наставником?

 – Так сложилось, что я родился в семье староверов, получил воспитание богобоязненных родителей, бабушек и дедушек. С детства мне нравилось ходить в церковь, часто ночью мы вставали и всей семьей молились. Потом я стал активно посещать воскресную школу при храме. Духовной семинарии у нас нет. Для того, чтобы стать духовным наставником, нужно знать все обычаи, регулярно ходить в церковь, а кандидатуру выдвигает уже духовный отец. Так случилось и со мной: мою кандидатуру выдвинули, поддержали и я стал настоятелем Каунасской общины. Когда мы праздновали 110-летие нашего храма, служба торжественная началась в 6 часов утра и длилась до 11.30, так как, кроме торжественного молебна, состоялся еще крестный ход с иконами, крестом и песнопениями вокруг храма. Отрадно заметить, что на нашем празднике было много гостей, кроме того, мы получили поздравление от премьера Альгирдаса Буткявичюса и Каунасского самоуправления.

 

 – Спасибо за беседу.

 

Ромуальда ПОШЕВЕЦКАЯ

 

 


 

 



Ваш комментарий:

Ваше имя* 
эл. почты* 
Kомментарий*  
Введите код*